Life by You
Литература

Генрик Сенкевич: Я видел все, что хотел, и что мне нужно было видеть


   Рецензия Анны Ногай  2017

Так как 2016 год Сеймом и Сенатом Республики Польши был назначен Годом Генрика Сенкевича (столетие со дня смерти нобелевского лауреата и сто семидесятая годовщина со дня его рождения), по всей стране проходили различные литературные встречи, выставки, связанные с писателем, и другие мероприятия в его честь, а также популяризирующие его творчество. Для некоторых уже совершенно забытое, а для других и вовсе не известное. Так быть ни в коем случае не должно. Сенкевич был не только великим писателем, но и очень хорошим человеком. Всегда действовал для общего блага, первым замечал материальную и духовную нищету другого человека. Персонаж неоднозначный, необычный, о котором действительно стоит помнить.

Сенкевич всегда действовал для общего блага, первым замечал материальную и духовную нищету другого человека.

Жаль, что в год Генрика Сенкевича вышло так мало публикаций, связанных с образом творчества писателя. Конечно, на издательском рынке вновь появились, например, приключенческо-исторические повести „В дебрях Африки” (издательства Greg), „Семья Поланецких” (издательства Kangur), или юбилейное издание Трилогии (издательства Kangur). Однако, вышло меньше публикаций научных, критически-литературных, таких как: „Сентенции о жизни, Родине и любви” (издательство Astrum), „Спасти Европу” Анджея Белата (издательства Kangur), „Генрик Сенкевич. Изучения пресс-микробиографики” Кшиштофа Стемпника (Издательства UMCS). Но они есть, и нужно этому радоваться.

Среди них очень важное место занимает книга: „Я видел все, что хотел, и что мне нужно было видеть: к столетию смерти Писателя, избранные письма и эпистолярные отклики”, которая была выпущена благодаря Марии Бокщанин и издательству PIW.

В первой части содержатся избранные письма писателя, которых было множество, а именно, около 15 тысяч, из котрых сохранилось всего 3 тысячи. Прочтение такого литературного жанра позволяет, прежде всего, глубже изучить автора текста, вникнуть в его повседневную жизнь, взгляды и проблемы, а с другой стороны, является идеальным анализом современной для него жизни - культурно-художественной, социальной, политической и т. д. Это незаменимый кладезь знаний на такие темы, иногда приземленные, но очень хорошо иллюстрирующие данную эпоху.

Сенкевич много писал, и, к тому же, был выдающимся эпистолографом. Благодаря ему сохранилась очень хорошая литература, обладающая высокими художественно-идейными качествами, которая читается с большим удовольствием и интересом.

В публикации мы изучим письма, адресованные, в частности, Мстиславу Годлевскому, другу Сенкевича (варшавскому адвокату), Казимиру Моравскому (историку римской литературы), Карлу Потканскому (историку-медиевисту, альпинисту, воспитателю сына Сенкевича, Генрика), а также Марии Радзейовской (журналистке, к которой писатель питал теплые чувства).

Здесь также содержатся послания, адресованные членам семьи, например, невестке Сенкевича Ядвиге Янчевской, которая была его близкой подругой (в общей сложности, он написал ей пятьсот шестьдесят три письма). Он писал ей из разных уголков мира, доверяя свои литературные планы и делясь с ней своими проблемами и радостями повседневной жизни. На основе этих текстов профессором Юлианом Крыжановским был составлен „Календарь жизни и творчества Сенкевича”. Это чрезвычайно ценное и необходимое издание, не только для поклонников творчества писателя.

Очень интересны письма к девочке Ванде Уляновской, приемной дочери Александра Улановского, профессора Ягеллонского Университета и секретаря Академии Знаний в Кракове. Писатель девяносто пять раз обращал к ней теплые слова, в которых... делился мыслями о том, как писал книгу для молодого читателя „В дебрях Африки”. В письмах он называл ее „Котенком”, и обращался как ко взрослому человеку, прислушиваясь к мнению девочки. Он посылал ей конфеты, подписанные именем и фамилией героя книги Стася Тарковского, и сделал ее прототипом персонажа Нель. В одном из писем он писал: „Я уже взялся за Стася и Нель, глаза которой достались ей от одного Котенка” (8 X 1910). Увлекательная история знакомства, которая принесла ему определенные неприятности со стороны враждебных людей.

Множество писем Сенкевич адресовал также своим родственникам Казимиру и Ванде Шеткевичам, родителям его первой жены. Писатель поддерживал с ними очень тесную связь, а после смерти жены они помогали ему в уходе за детьми. В переписке он обращается к ним также очень тепло: „Дорогая Мамочка”, „Дорогие Родители”. О чем он им пишет? О многих вопросах повседневной жизни, более или менее приятных, например, о потерянном кольце, о покупке нового жилья, о своем состоянии здоровья, или о своих впечатлениях от поездки. Вот фрагмент одного из писем: „Вокруг нас были прекрасные растения, а над нами свисали плоды хлебного дерева, настолько огромные, что размером в два или три раза превосходящие человеческую голову. Плод неплох, только скорлупа немного воняет мерзком мясом. Самые вкусные - манго, бананы, самая полезная - папайя, потому что в ней много пектина и это помогает пищеварению. Но больше всего, однако, мне по вкусу ананасы. Они очень дешевые. Огромная штука стоит пару центов. На негров, когда хотелось от них избавиться, достаточно было навести фотоаппарат. Все убегали в эти заросли” (Занзибар 24 II, 1891).

Вторая часть книги - это Эпистолярные отклики. Полное издание писем Сенкевича было выпущено семь лет назад, но уже после этого времени стали известны новые тексты, нигде ранее не опубликованные, найденные в библиотеках Женевы профессором Халиной Флорковской-Франчич, а также письма, подготовленные к печати в материалах Корбута Сенкевича. В книге приведены письма родственникам и друзьям, в том числе: французской актрисе Саре Бернар, Марии Кюри-Склодовской, Тадеушу Кожону (известный историк), а также священнику Вацлаву Крушке (автор „Истории польской в Америке”).

В большинстве из приведенных писем затронуты социальные вопросы, потому что, как уже было упомянуто в начале, Сенкевич вел активную благотворительную деятельность. Он помогал бедным детям, организовывал для них обучение, защищал свою Родину, написал массу обращений к великим личностям, участвовал в чтениях по сбору средств для жертв наводнения, и так далее.

Первое из писем адресовано Гюставу Адору, председателю Международного Комитета Красного Креста, который защищал военнопленных, находящихся в лагерях на территории Великой Польши и Силезии. Писатель обращается к нему, чтобы рассказать о страдании этих людей, акцентируя внимание на их недоедании, работе сверх сил, невозможности писать семьям, отсутствие медицинской помощи и ужасное обращение с ними: „Среди пленных - подавляющее число поляков. В их числе можно найти людей из буржуазного класса, которые часто совершают самоубийства, не выдержав столь сурового обращения.” (Веве 3 II 1915).

Еще одним человеком, к которому писатель обращается по общественному делу, является Казимир Антони Ежевски, Организатор Общества Гнезд Сирот и Костюшковских деревень. Сенкевич хвалит его проект ухода за детьми в Галиции, указывая на большую социальную важность этой деятельности.

Среди пленных - подавляющее число поляков. В их числе можно найти людей из буржуазного класса, которые часто совершают самоубийства, не выдержав столь сурового обращения.

Писем, похожих на эти, в книге есть еще несколько. И в каждом из них Сенкевич предстает как личность очень отзывчивая к боли другого человека.

Уже другим тоном (более теплым и ласковым) нобелевский лауреат обращается в письме к Софии Пстроконьской, дочери его лучшего друга Брунона Абакановича, после смерти которого он стал ее законным опекуном. Он пишет также своей племяннице Люции, и ее будущему мужу Яну Лепковскому. В этих письмах он нежно обращается к близким, адресуя им наилучшие пожелания по случаю их свадьбы, сообщает Люции о переданных ей деньгах на свадебное торжество, информирует о невозможности прибытия на эту церемонию. Тон его речи очень теплый, доброжелательный: „Обнимаю Вас Обоих от всего сердца, и не имея возможности лично произнести семейный тост {Давайте любить друг друга} – я заканчиваю это письмо пожеланием: Любите друг друга и будьте счастливы” (Карлсбад 17 IX 1900).

Резюмируя, это удивительная книга. Каждому из писем предшествует фотография человека, которому оно адресовано, и короткая справка о нем. Что важно, несколько страниц занимают подробные сноски, список иллюстраций и именной указатель, о чем часто забывают в новых публикациях. Также впечатляет качество издания – толстая суперобложка с фотографией Генриха, в сепии. Таким образом, эта книга, благодаря редакционно-издательским качествам и отличному содержанию, очень удачная.

НЕДАВНИЙ

Модная битва: Украинки vs Польки

Психология цвета.Обычно мы воспринимаем цвета как что-то, что существует само по себе – как должное, и не придаем им большого значения.

Проблемы с использованием Переводчика Google. Hекоторые фирмы используют Переводчик Google для перевода своих рекламных материалов. Результат абсурден.

Аанглийский язык. Армстронг, Иствуд, Тейлор и Свифт Или забавные английские фамилии.

Токсична ли косметика? Токсины в косметике.

Color Therapy. Blue is Amazing.